«Со стороны государства правильнее всего – регулировать, а не запрещать»

Об эксперте:
Генеральный директор и соучредитель БК Tennisi.bet. В прошлом – владелец крупной сети интернет-клубов, сервиса IP-телефонии, нескольких компаний по приему платежей и даже залов игровых автоматов. Прошел путь от первой неудачной ставки до совладельца компании с более чем 700 сотрудниками, работающей в четырех странах.

Вторая часть большого интервью главы БК Tennisi (первая – здесь) полностью посвящена законодательным нововведениям казахстанских властей. Руслан Сулейманов приводит в пример соседей по постсоветскому пространству и не ожидает положительных последствий от подписанного нормативного акта.

Казахстан наступает на те же грабли, что Узбекистан и Украина

– Ваша оценка подписанного Президентом Казахстана Закона об игорной деятельности?

– В целом моя оценка этого закона, конечно, негативная. Я против любых запретительных мер. И я говорю не столько про букмекерство, сколько вообще. Любые запретительные меры в бизнесе гораздо хуже регулятивных и административных мер. Считаю, если государство в какой-то момент решило, что букмекерских контор стало много и они заполонили наши города, то решать это надо не с помощью запретов, а с помощью более жесткого администрирования: увеличиваем налоги, вводим дополнительные ограничения на ППС – по количеству квадратных метров, размещению в муниципальных помещениях, как в России, к примеру.

– Там фильтры работают?

– В России существует во-о-от такой список запретов на размещение пунктов приема ставок. В итоге мы ходим по Москве, и, чтобы увидеть вывеску букмекерской конторы, надо сильно постараться. Нельзя на жилых домах, нельзя на муниципальных зданиях, нельзя там, нельзя там, нельзя там. Мы сейчас хотим открыть ППС, и найти подходящее место в Москве очень сложно. Реально сложно. Но это не запрещено. Хочешь – открывай. Просто это будет стоить тебе очень дорого. Получается барьер для маленьких и неплатежеспособных компаний, барьер, который защищает от огромного количества ППС в городе. И вопрос решен – никто не может сказать, что заполонили-запрудили, из метро выходишь – одни букмекеры. Такого нет, потому что это физически невозможно. Нет просто столько помещений, подходящих под параметры, установленные государством.

Я считаю, что в игорном бизнесе со стороны государства правильнее всего регулировать, а не запрещать. Любые запреты приводят к соблазнам. Любой запретный плод сладок, а в бизнесе он сладок вдвойне, потому что он, скорее всего, принесет вдвое большую прибыль. А с учетом того  что в нашем регионе у нас у всех в принципе один и тот же менталитет, который мы унаследовали от Советского Союза, мы должны смотреть на опыт друг друга. Ментально и экономически мы все равно все очень рядом. На территории бывшего СССР сейчас нет ни одной Швейцарии, ни одной Японии – мы все примерно одинаковы. Кто-то чуть побогаче, кто-то чуть победнее, но в целом одинаковы. Так вот есть у нас страны, которые допустили эти ошибки, а теперь пытаются их исправить. И я с удивлением наблюдаю за тем, как Казахстан наступает на те же грабли, на которые до этого наступали Узбекистан и Украина.

– В чем заключаются неудачные шаги этих стран?

– Украина запрещала букмекерские конторы, запрещала пункты приема ставок, запрещала то, запрещала се. К чему они пришли? К тому, что букмекеры находят лазейки в законодательстве, а букмекерская деятельность – это в первую очередь сейчас деятельность в Интернете. И запрещать Интернет – это такое себе занятие в XXI веке. Есть куча лазеек, куча возможностей с кем-то договориться, потому что коррупцию у нас пока никто и нигде не победил. В итоге что мы имеем? Государство пыталось что-то запрещать, с этими запретами, естественно, не справилось, потому что в современных реалиях у наших государств не хватает рычагов, чтобы эти запреты воплощать в жизнь. У них теперь огромное число подпольных букмекерских компаний, которые замаскированы под разные виды деятельности – то это платежные системы, то что-то под кого-то. А теперь Украина приходит к тому, что снова разрешает букмекерскую деятельность. Ребята, а 10 лет вы что делали? А где эти налоги за 10 лет (или не 10 – не помню точно, когда запрет вышел)? А кто за это ответит?

– Узбекистан тоже яркий пример?

– Конечно. Запретили, все замуровали – ничего нельзя. С 1 января 2021 г. можно. Почему? Потому что в Узбекистане в Интернете букмекерская деятельность и онлайн-казино процветают, все, кто хочет играть, играют, государство не получает ничего. Слава богу, пришли новые руководители, которые хоть немножко разбираются в современных технологиях и хотя бы что-то пытаются там легализовать.

Посмотрите на Киргизию. Там запретили игорную деятельность как таковую. В итоге весь Бишкек заполонен какими-то клубами, бинарными аукционами, брокерскими клубами, какой-то херней, а по факту это все рулетки и игровые автоматы, только называются по-другому. Залы битком: школьники, дети, все, кто хочет. Букмекерские компании в зарубежных юрисдикциях доступны, и если у тебя есть Visa или MasterCard, то кто тебя удержит от ставки в любой конторе? В итоге все, кто хочет играть, играют, а государство имеет ноль налогов.

Человек не заведет себе карту Visa только потому, что ему нужно поставить на «Барыс»

– Почему так критична потеря ППС в Казахстане? В той же России в 2019 году 89% игроков ставили онлайн, и все нормально.

– В Казахстане, к сожалению, не так, как в России, развит сектор безналичных платежей. Совершенно другое проникновение банковских карт, совершенно другой менталитет по привычке пользоваться безналичными деньгами, который отличается, быть может, не от всей России, но от жителей Москвы и Петербурга точно. В Казахстане пока принято у людей носить кучу наличных в кармане. Я могу ошибаться и долю этих людей неправильно оценивать, но совершенно точно она гораздо больше, чем в России, где мы все чаще и чаще сталкиваемся с ситуацией, когда спрашиваешь у друга: «Есть 100 рублей наличных?» – «Блин, братан, слушай, наличных вообще нет, есть только карта». Это чаще и чаще происходит – нет наличных денег. Все, деньги на карте. Люди телефоном платят, часами, еще чем-то.

В Казахстане кардинально другая ситуация. Люди, имея в кармане наличные деньги, естественно, делают ими ставку в ППС. Россия относительно мягко проходит переезд в онлайн, который вообще-то происходит сам по себе. Tennisi сейчас в России имеет все возможности расширять сеть пунктов приема ставок, нам ничто не мешает – находи в любом городе помещение, пожалуйста, открывай. Но мы этого не делаем, более того, мы идем плавно к сокращению числа ППС, потому что все больше и больше людей уходит в онлайн. Мы из года в год видим это по нашим клиентам. У нас Иван Иванов играл всегда на точке, потом бах – играет на сайте. Мы его спрашиваем: «А что ты?» А он: «Так удобнее же на сайте». Земля теряет оборот. Но в Казахстане такого пока не происходит. Вернее, происходит, но гораздо меньшими темпами.

Поэтому эта хирургическая ампутация пунктов приема ставок существенно ударит по букмекерскому бизнесу в Казахстане. Человек не поменяет свою привычку жить из-за того, что закрылся его любимый ППС. Он не заведет себе карту Visa только потому, что ему нужно было на «Барыс» 2000 тенге поставить. Кто-то, может быть, и сделает это, но основная масса нет. Люди будут медленно догонять всю эту ситуацию, но здесь и сейчас букмекеры потеряют много денег. Это факт.

Для депутатов мы брокеры

– Уже посчитаны потери для казахстанского бюджета – это миллиарды тенге. Но ведь в правительстве Казахстана сидят явно не дураки, деньги они считать умеют. Как они собираются восполнять потери?

– Как мне кажется, расчет сделан на то, что на место букмекерских контор придут, например, лотоклубы. Легальные, разрешенные, которые точно постараются подхватить этот кусок пирога. Думаю, расчет в первую очередь на то, что какая-то часть людей уйдет в Интернет и какие-то налоги будут сыпаться оттуда, а те, кто не пойдет в Интернет, возможно, будут пользоваться лотоклубами, и что-то доберут оттуда. Количество лотоклубов совершенно точно вырастет, потому что свято место пусто не бывает. Если букмекеры уходят, на это место должен кто-то прийти. Легальный альтернативный продукт, который займет эту нишу. Получится собрать столько налогов или нет – это большой вопрос, потому что, я боюсь ошибиться, в Казахстане чуть ли не самый большой налог на ППС вообще в СНГ. Знаете, есть такая фраза «плачу́ и пла́чу» – это ровно про этот налог. Как только наступает налоговый квартал – прям зажмуриваешься. Таких адских налогов мы не платим ни в одной стране. Наверное, такую же сумму у правительства собрать не получится, но что-то компенсировать удастся.

– Конечно, какой-нибудь, извините, конченый лудоман и в лотерею пойдет играть и куда угодно. Но люди, которые делают ставки на спорт, хотят поставить, скажем, на «Актобе», на «Реал», а не за шариками следить. В целом ставки на спорт – это же нечто совершенно другое. Казахстанские власти видят в своих гражданах заведомых лудоманов?

– Нет, они не видят в гражданах лудоманов. Они просто не разбираются в вопросе. Для них букмекерская контора, казино, лотерейный клуб – это одно и то же. Когда в Киргизии запрещали букмекерские конторы, я много выступал в тамошнем парламенте и объяснял депутатам их ошибку. Апогеем всего этого стал спич одного из депутатов, который взял слово после меня. Он сказал следующую фразу: «Слушайте, вот эти брокеры говорят что попало». Понимаете, вот эти брокеры, казиношники… Мы для него брокеры. Он даже не знает, о чем вещает. Он слышал звон, не зная, где он, и что-то запрещает, хотя даже не знает название отрасли. О чем он может рассуждать? И когда ему делаешь замечание, что не брокеры, а букмекеры, он отмахивается: да-да, букмекеры. Какой «Актобе»? Какой «Реал Мадрид»? Для них это все примерно одного поля ягоды. К сожалению, это так. Я много с кем из депутатов общался и в Киргизии, и в других странах – приходится объяснять. И люди такие: «Реально? Вот так что ли? А я думал, у вас там лохотрон». В этом одна из главных проблем.