Почему некоторые до сих пор ставят в наземных ППС?

Интернет вошёл в наш быт без стука, нагло и основательно. Всё больше наших действий привязывается к его потрясающей всеобъемлемости и работоспособности. Не мог не ощутить его напора и букмекерский бизнес, который прямо-таки создан для того, чтобы поселится в его бескрайней сети.

Интернет – тот пазл, которого не хватало для завершения картины беттинга, покоряющего мир. Но отнюдь не все восприняли идею этого перехода. Люди, предпочитающие ставить «на земле» до сих пор удерживают беттинг за хвост, не давая тому полностью раствориться в просторах интернета. Почему же одни легко восприняли революционные изменения начала двадцать первого века, а другие – нет. В чём отличие бетторов обоих предпочтений?

Консерватизм старшего поколения

thumb_5bdc43cd8ff72_1541161933.jpg

Черчилль, как говорят, как-то сказал: «Кто в молодости не был радикалом - у того нет сердца, кто в зрелости не стал консерватором — у того нет ума». И хотя этот афоризм, скорее всего, приписан великому британцу впоследствии, суть от этого не меняется.

Черчилль прав, с возрастом человек приемлет те ценности, на которых воспитывался. Если он молодым человеком ходил в наземную букмекерскую контору и сделал из этого даже некий ритуал, то в зрелые годы, не говоря уже о пожилых летах, он со скрипом будет воспринимать любое новшество. Консерватизм старшего поколения проявляется во всём, новые технологии – это для молодого поколения. Для них войти в сеть сложнее, чем в ледяной поток бурлящей горной реки.

С этим ничего сделать нельзя, да и не надо. Новое поколение, сменив своих родителей, наверняка отправит ППС в прошлое, как это они сделали с бумажной периодикой.

Чувство плеча

thumb_5bdc45aa31403_1541162410.jpg

Здесь есть тонкий психологический момент. Когда ты заходишь со своего ноутбука или ПК в сеть, ты оказываешься перед огромным океаном, в котором, подозреваешь, спит страшный Левиафан. Отсутствие помощи, поддержки, одобрительного слова – настораживает или даже пугает.

Другое дело в пункте приёма ставок. Здесь можно перекинуться словом с кем-нибудь из братии бетторов, поговорить с работником пункта, успокаивая себя тем, что часть ответственности будто бы перекладываешь на другого. Людям, которым свойственно разделять ответственность, не так и легко бросить ходить в наземные конторы ради сомнительного, с их точки зрения, интернета.

Бесконтрольность

Даже те, кто чувствуют себя в сети уверенно, могут отнюдь не доверять ей. Интернет – открытая сеть, которая не регулируется никоим образом. Психология выделяет категорию людей, которые свято верят в то, что на корабле нужен капитан. То есть, некий главный арбитр, который чуть что – вмешается в ситуацию и накажет виновных, даже если вмешательство будет ошибочным.

Они за сильную власть именно из-за присущих ей полицейских функций. Эту власть интернет дать не может. Он демократичен до мозга костей, поэтому человек не может ему доверять, зная, что над их взаимоотношениями с неким субъектом по ту сторону диалога нет контролирующего и стоящего на службе правды органа. Такие бетторы обязательно пойдут в пункт приёма ставок.

Необходимость видеть и осязать

thumb_5bdc45ccdf1be_1541162444.jpg

Контору, где у вас принимают ставку по крайней мере можно видеть и осязать. Она здесь и никуда не убежит. Можно прийти в любой момент и поспорить или попросить помощи. ППС – это реальный объект, в который материализовалось ваше понимание беттинга. Люди, особенно в странах, родившихся на обломках Советского Союза, привыкли не доверять незнакомым, в интернете практически все их контакты ведутся, по их мнению, с пустотой.

Как сказал один знакомый, впору проводить тест Тьюринга для некоторых адресатов. Действительно, важной чертой такого типа людей можно считать желание проверить того, с кем ты ведёшь дело. Тест Тьюринга предполагает набор мер, помогающих выявить, что ты общаешься не с машиной, а с человеком. Именно такого плана проверками одержимы подобные бетторы.

А кто с другой стороны?

thumb_5bdc46270f7c3_1541162535.jpg

Если представить себе весы беттинга, причём на одной чаше будут поклонники ППС, а на другой – онлайн-ставок, то уже можно увидеть перекос в сторону последних. И он всё увеличивается. Кто же те беглецы, которые покидают чашу наземных пунктов приёма? Это в первую очередь те, кто бежит всегда за лидером. Самые смелые первыми переметнулись в лагерь соперника, менее смелые всегда смотрят за их успехами, поэтому массовый исход неминуем.

Удобство онлайн-сервисов, предоставляющих беттинг-услуги, неоспоримо. Особенно с появлением приложений, которые помогают делать ставки прямо с телефона. Поколение, которое вошло в зрелую жизнь в момент расцвета эпохи смартфонов, не может представить свою жизнь без этих полезных гаджетов, поэтому преимущество ставок онлайн для них очевидно, как необходимость дышать воздухом.

Новое поколение бетторов и фанов спортивных состязаний проводит половину своего времени, уткнувшись в экран, и если есть желание играть – почему бы не скачать себе приложение? Ведь это проще простого. Не все они работают пока стабильно, но, как кажется, это всего лишь дело времени.

Человек, ценящий своё время, вне зависимости от возраста, не может не сделать выбор в пользу более быстрого решения своих вопросов. Поэтому толковые бизнесмены всегда смотрят вперёд. Их не испугает ни смартфон, ни сложная на первый взгляд программа. Дабы сократить потери времени и не упустить тренд, они будут пользоваться онлайн-сервисами.

Подведём итоги

thumb_5bdc46be082cf_1541162686.jpg

Оглядываясь на сказанное, можно сделать вывод, что степень доверия новым технологиям решает за человека, к какому типу бетторов он относится. Молодёжь, для которой этот вопрос не стоит в принципе, выбирает онлайн. Старшее поколение колеблется, но будущее принадлежит всё же младшему.

Психологические проблемы, связанные с тестированием новинок нового мира, присущие старшим, не стоят перед молодыми просто в силу непонимания, что можно поступать как-то иначе. Проблема выбора, иными словами, не мучает их.

Как можно предположить, когда будет создана критическая масса покидающих ППС бетторов, исчезнет и сама проблема выбора, что подвигнет нерешительных на единственно возможное решение. И это быстро излечит их нерешительность.